Масштабные аферы Матиоса обречены на провал

“Вертолетное дело” налоговиков времен Виктора Януковича, которое гремело в 2017 году, стало самым скандальным за всю историю существования Главной военной прокуратуры. Тогда за несколько дней по распоряжению экс-генпрокурора Юрия Луценко и главы ГВП Анатолия Матиоса из разных областей Украины безосновательно свозили налоговиков, которых обвиняли в особо крупных махинациях. Делалось это для “эпичной картинки” и, как говорят пострадавшие, для возможности на них “подзаработать”. 

Работники налоговой сферы, которых тогда привлекли к делу, утверждали, что прокуроры группы Матиоса вели себя не просто непрофессионально, а бесчеловечно: подозреваемых и их адвокатов запугивали, угрожали и даже пытали – это признал, в том числе, и Европейский суд по правам человека. Теперь же все причастные к “вертолетному делу” прокуроры продолжают работать в прокуратуре или же стали “адвокатами” – хотя настоящие правозащитники не устают твердить, что Матиос и компания недостойны почетной профессии. 

Vesti.ua пообщались с налоговиками и их адвокатами по “вертолетному делу”, которые рассказали о преступлениях экс-прокуроров и о том, что в итоге может грозить Матиосу и его экс-коллегам. 

Доказательств до сих пор нет

24 мая 2017 года правоохранители по распоряжению экс-генпрокурора Юрия Луценко и главы ГВП Анатолия Матиоса провели более 400 обысков у налоговиков в 15 областях Украины в рамках так называемой “антикоррупционной операции”. Подозреваемых тогда свозили из разных областей Украины (преимущественно из восточных), причем доставляли их в краткий срок и довольно зрелищно – на вертолетах за бюджетные деньги. 

Такая “эпичность” с вертолетами и громкими заявлениями, по словам налоговиков и их адвокатов, была пиаром для Матиоса и компании. То есть с помощью “шоу” он планировал показать, что прокуроры ГВП не просто так получают баснословные зарплаты. 

В тему: Коллективный «Мячик»

Только вот ни в 2017-м, ни в 2021-м правоохранители не нашли прямых доказательств участия экс-руководителей налоговой службы в организации ОПГ и того, что все подозреваемые в действительности были причастны к организации так называемых “налоговых площадок” и схемам контроля конвертационных центров. Известно, что в марте 2019 года Луценко распорядился передать более тысячи томов ”вертолетного дела” в суд, однако с тех пор ничего не изменилось. 

Причастность всех подозреваемых к “группировке”, которая якобы несколько лет организованно занималась махинациями, тоже не выглядит как подходящее для обвинения доказательство – к примеру, некоторые из членов “банды” даже никогда друг друга не видели. 

Это дело стало скандальным почти сразу. Во-первых, как Vesti.ua рассказал один из бывших подозреваемых, экс-глава Харьковской налоговой администрации Станислав Денисюк, в отчетах судебной-экономической экспертизы, в их обвинительной части, по поводу подозреваемых фигурировало слово “возможно”. По его словам, такая формулировка указывает на то, что причастность обвиняемых к делу, мягко говоря, только допускается. На этот факт также указывают и результаты независимой экспертизы, к которой прибегли подозреваемые. 

Крах “вертолетного дела”: как развалилась самая масштабная афера Матиоса - фото 1Фото: Vesti.ua

В тему: Неофеодалы Одесской области

Во-вторых, по словам Денисюка, в документах дела ничего не указано о подозрении экс-президенту Виктору Януковичу – при этом в подозрениях, которые выдали подозреваемым, а также в обвинительных актах звучит имя Януковича. Это указывает на то, что делу с самого начала пытались добавить резонансности, включив в него громкое имя. Более того, некоторые подозреваемые налоговики утверждали, что экс-президента видели несколько раз или не видели вовсе и то, только в рамках рабочих поездок Януковича в регионы. 

В-третьих, выяснилось, что предприятия, которые фигурировали в деле и через которые якобы совершались махинации, на момент составления обвинения были ликвидированы и у них не было долгов перед государством. 

“О нас, всех налоговиках, о нас говорили как об ОПГ. Но раз уж мы ОПГ, почему в документах не было указано лидера группировки. Нет конкретных предприятий, которые должны были организовывать это. Эксперты в судебно-экономической экспертизе вспомнили слово “вероятно”. И вот этим “вероятно” они потом оправдывались, говорили, мол, нам ведь не утвердительно сказали, что кто-то виноват”, – рассказал Vesti.ua Денисюк и обратил внимание на то, что документальных доказательств у обвинения попросту нет.

Кроме того, говорит Денисюк, во время задержания он находился в статусе адвоката, что, согласно действующему законодательству Украины, исключает применение к нему стандартного протокола вручения подозрения и задержания. Подозрение ему вручил лично Анатолий Матиос, который не имел на то надлежащих процессуальных полномочий.

В тему: Владелец «Юнигран» Игорь Наумец – российский паспорт и рейдерские захваты

"Матиос не входил в состав группы прокуроров в этом уголовном производстве, что подтверждалось конкретным постановлением. Соответственно, он не имел никаких прав объявлять мне подозрение – его действия шли вразрез с позицией самой Генпрокуратуры, четко определенной заместителем генпрокурора в соответствующем письме", – сказал Станислав Денисюк.

Он также вспомнил, что Матиос добился от генпрокурора Луценко согласования своего ходатайства на продление сроков уголовного производства, в рамках которого был задержан Денисюк, аж на 10 месяцев, что также противоречит законодательству. При этом бывший главный военный прокурор сознательно скрыл в обращении к Луценко тот факт, что указанное уголовное производство является выделенным из другого, в котором первое подозрение было вручено еще в 2014 году.

То есть все возможные сроки досудебного расследования по нему, согласно статье 217 УК Украины, истекли еще задолго до ходатайства Матиоса, поэтому законного основания их продолжить он не имел. Более того, через несколько месяцев после подписания Луценко этого ходатайства Матиос еще раз просил продлить сроки – и их продлили, несмотря на то, что это было незаконно. 

"Матиос неоднократно совершил в отношении меня уголовные правонарушения. В частности, злоупотребление служебным положением, клевета, неоднократное использование заведомо ложной информации и пытки”, – рассказывает Денисюк. 

В тему: Стефанчук стал новым спикером Рады

“Матиос хотел подзаработать на подозреваемых”

Бывших прокуроров группы Матиоса также обвиняли в грубых нарушениях и давлении на подозреваемых и их адвокатов. Ряд задержанных сотрудников экс-налоговой были сразу же выпущены под большие залоги или личное обязательство по решению суда. Но часть экс-чиновников все же оставались под стражей. По словам адвокатов задержанных, в их адрес поступали угрозы. Прокуроры специально вынуждали их признать вину и пойти на сделку со следствием.

По словам Денисюка, Матиос и другие прокуроры хотели “подзаработать” на экс-налоговиках – они давили и требовали пойти на сделку и подписать залог. Более того, по словам экс-сотрудника налоговой, ему через посредника предлагали откупиться. 

“Мне залог дали 100 миллионов… Приходят сотрудники и говорят мне: а не хотите на сделку пойти? Я, конечно же, отказался – что мне сказать нужно на себя, если я ничего не делал? Я 10 месяцев находился в одиночной камере… Когда они попросили через своих посредников миллион – я не дал. Потому что я даже не знаю, за что давать? Я ничего не делал”, – рассказывает Денисюк и отмечает, что прокуроры специально вынуждали подозреваемых признать вину и пойти на сделку со следствием.

Того, кто так и не пошел на сделку, пытались продавить уже в СИЗО. Так, экс-руководитель налоговой инспекции Ленинского района Луганска 58-летний Владимир Дубель был жестоко избит сокамерником в изоляторе временного содержания сразу после допроса прокурором следственного отдела управления процессуального руководства Военной прокуратуры, который не получил согласия от Дубеля сотрудничать со следствием.

В августе 2017 года экс-глава налоговой инспекции Подольского района Киева Алексей Ярошенко умер от сердечного приступа. Его адвокат Юрий Иващенко утверждал, что, по информации близких, на Ярошенко жестко давили из Военной прокуратуры, склоняли к сделке со следствием, угрожали уголовными наказаниями ему и его семье.

По мнению юриста Юрия Захарченко, прокуроры тогда “пренебрегали правами человека, законом, нарушали элементарные нормы морали, загоняли людей в тюрьмы".

“Матиос и компания заняли позицию и выбрали путь доказывания вины налоговиков следующим образом. Они ломали людей на сделку со следствием. То есть, стратегия была такая: закрыть в следственном изоляторе, держать человека там, обрабатывать его, а также его близких и родственников: “Мы понимаем, что ты ни в чем не виноват, ты жертва обстоятельств, тебя использовали, но мы тебе поможем – ты нам дай показания, как оно все было, мы тебе все напишем, все расскажем, а ты просто дай показания”. Ну и несколько человек не выдержали давления и пошли на сделку со следствием, а некоторые люди потеряли здоровье и нервы из-за таких действий прокуроров”, – рассказывает Захарченко. 

Теперь же экс-налоговики подают в суды на ГВП и экс-прокуроров и выигрывают их – известно, что почти сразу группа экс-налоговиков обратилась в Европейский суд по правам человека. И в 2019 году ЕСПЧ признал, что подозреваемых пытали. По словам Станислава Денисюка, который тоже обращался в ЕСПЧ, суд постановил, что у подозреваемых не было нормального доступа к медицинской помощи, при том что у многих экс-налоговиков были диагностированы серьезные хронические заболевания, которые без медикаментов могли прогрессировать. 

Крах “вертолетного дела”: как развалилась самая масштабная афера Матиоса - фото 2Фото: Vesti.ua

“ЕСПЧ признал, что меня пытали, что у меня не было нормального доступа к медицине… Я прослужил в органах 35 лет, и так мне отплатили –  состояние здоровья за этот год ухудшилось. Я такого унижения, как тогда, никогда не испытывал, при том что я службе отдал большую часть жизни. Со мной обращались, как с отбросом”, – рассказывает Денисюк. 

Шитое дело политического эксперта Игоря Мизраха - Матиос проводил по схеме фальсификации против Станислава Денисюка

Выше описана деятельность Матиоса не выдуманные и украшены рассказы, к сожалению - они являются реальностью, которая закреплена колоссальным количеством фактов. Так, называемое «вертолетное дело» далеко не единственная афера Матиоса и его группировки прокуроров, которие по всем параметрам цинично фальсифицировали дела  против украинских граждан. Среди большого количества людей пострадавших от сомнительных, преступных деяний экс Главного военного прокурора и его ручных «церберов», в свое время оказался известный общественный деятель и политический эксперт Игорь Аркадьевич Мизрах.

Игорь Мизрах длительное время проводил и публиковал в СМИ журналистские расследования разоблачая преступления ручных дельцов Матиоса и самих военных прокуроров его команды. В своих разоблачительных материалах Игорь Мизрах выступал с критикой в адрес Военной прокуратуры во главе с Анатолием Матиосом. «Считаю, что Анатолий Матиос не справился с задачами которые должен выполнять, более того - он не соответствует занимаемой должности. Для меня Анатолий Матиос за 5 лет пребывания на должности так и не стал специалистом в области военной юстиции», - отмечал журналист, политический эксперт Игорь Мизрах.

После ряда угрожающих «рекомендаций» прекратить разоблачительные расследования в офис Мизраха пришел один з его «внештатных работников», который занимался грязными делами и аферами на заказ Матиоса и КО. Пришел этот «делец» не просто так, а с прямой, четко поставленной целью - создать основу для фальсификации дела. Ничего лучшего тогда в военной прокуратуре имени Матиоса не придумали как переступить порог с неизвестным для политического эксперта пакетом, в котором впоследствии оказались 5 тыс долларов и муляж более чем на 200 тыс. И тут же, буквально через минуту - в офис ворвались правоохранители во главе с военными прокурорами. Бывают же такие совпадения - конечно нет!

Анатолий Матиос в то время был «на волосок» от освобождения от должности Главного военного прокурора. А потому, (и это в его стиле) - ему было нужно любое громкое дело, и разницы для него не было – реальное или сфальсифицированое. Именно поэтому против Игоря Мизраха, который публиковал факты преступлений Матиоса и КО было проведенную «спецоперацию» по по схеме фальсификации дела против экс-главы Харьковской налоговой Станислава Денисюка. Против Мизраха на ровном месте  сшили дело, и сделали все простым, кустарным путем. И если бы Мизрах был не в Киеве, то наверняка еще и бы вертолет Матиос отправил...

Матиосу вариант с фальсификацией дела против Мизраха чрезвычайно подходил: известный политический эксперт, политолог, меценат, да еще и офис был по соседству с Офисом Президента. Лучшего кандидата для фальсификации производства ради сохранения должности и не придумаешь!

Дело против Игоря Мизраха имеет явные черты сходства с делом Станислава Денисюка. Точнее, можно сказать - их «шили» по схожему сценарию. Проанализировав фальсификации против Денисюка и Мизраха, можно предположить, что такая деятельность определенных бывших работников Военной прокуратуры была систематичной, то есть работали по «накатанной» схеме.

Следует подчеркнуть, если бы Матиос остался при высокой должности или был бы назначен на одну з таковых при Владимиру Зеленскому, то, вероятно, «спецоперации» о которых неоднократно писали и пишут журналисты стали бы системой по сей день. И тогда бы украинцам не позавидовал. Потому что наработанная система фальсификаций уголовных производств по тяжким статьям стала бы конвейером: за «шпионаж», «измену родине», «подготовке переворота» и т. д. - сидели бы все граждане которые становились бы на пути у Матиоса. А особенно сидели бы интересны Матиосу в финансовом отношении персоны, то есть те, на ком он вместе со своими карманными прокурорами пытался бы незаконно обогатиться.

Чем сейчас занимаются скандальные экс-прокуроры 

По словам юриста Юрия Захарченко, дело, которое Луценко, Матиос и его прокуроры представляли как самое громкое и успешное в истории ГВП, постепенно разваливается из-за отсутствия доказательств. То есть можно сделать вывод, что изначально ни о каком правосудии речи быть не может – прокуроры хотели “подзаработать” и предстать перед украинцами настоящими блюстителями закона. Теперь же, говорит юрист, дело просто стоит.

“Дело запихнули в суд, собрав 1300 томов макулатуры. И это все – понимая, что при наличии на скамье подсудимых 27 человек, у каждого из которых по два, по три адвоката. Такое дело будет рассматриваться не то что годами, а десятилетиями. И установить то, что обвинения были беспочвенны, искусственно созданы, и люди ни в чем не виноваты – суд сможет вынести оправдательный приговор, наверное, лет через 10, не раньше. Ну а Матиос и компания успешно ходят пока на свободе. Но я надеюсь, что их деяниям правоохранительные органы все же дадут оценку”, – говорит юрист. 

И действительно. Матиос и другие экс-прокуроры чувствуют себя вполне нормально после ухода из ГВП. Более того, они нашли новые способы для заработка. Некоторые из них теперь в прокуратуре, некоторые, невзирая на не самую лучшую репутацию среди законников, стали “адвокатами”, хотя и не совсем легально. 

Анатолий Матиос. Бывший глава военной прокуратуры Матиос после ухода из ГВП активно взялся за переквалификацию. Он и его бывшие коллеги в 2019 году решили стать адвокатами с нарушениями всех правил экзаменования и прохождения практики (известно, что прописаны и работали он и его экс-коллеги в Киеве, хотя “корочки” получали на Волыни, что идет вразрез с законодательством). По документам, офис новоиспеченных адвокатов находится в супермаркете, которым владеет мать одного из экс-прокуроров. Кроме того, пока налоговики выигрывают дела в ЕСПЧ, Матиос продолжает писать “сатирические” посты в соцсетях и размышлять об ошибках президента на геополитическом поле. 

Ольга Миргородская. Была в команде бывшего главного военного прокурора Анатолия Матиоса и напрямую участвовала в коррупционных схемах. После ухода из ГВП она, по примеру своих коллег, хотела стать адвокатом. Однако в октябре 2020 года выяснилось, что ее постфактум лишили права на сдачу экзаменов – она, единственная из прокуроров группы Матиоса, решила сдавать экзамены на адвоката в Харькове. Проблема была в отсутствии документального подтверждения аренды жилья в городе на время прохождения стажировки и сдачи экзаменов. В конечном итоге 19.05.2021 г. Миргородская выиграла суд в апелляционной инстанции по иску ВКДК о допуске ее к экзаменам и получила свидетельство о результатах этих экзаменов. 

А недавно она выиграла суд, который принял решение о ее восстановлении в Генпрокуратуре на равнозначной должности. Теперь она работает в местной прокуратуре Обухова под Киевом – работу в столице не получила потому, что из-за не самого лучшего реноме на карьеру в Киеве она может не рассчитывать. Кроме того, ее бывшие коллеги по ГВП еще раньше получили жирные должности в области: это Алексей Хоменко, которого в ноябре 2020 г.  назначили руководителем Киевской областной прокуратуры, и Евгений Гладий, который возглавил Обуховскую окружную прокуратуру. Скорее всего, именно с их помощью Миргородская и стала прокурором в Обухове. 

Виталий Опанасенко, Андрей Филюк и Владимир Величко. Эти экс-прокуроры вместе с Матиосом получали лицензии на Волыни, однако стали первыми из группы “адвокатов из гастронома”, кто лишился их после решения Высшей квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры. К слову, Виталий Опанасенко был ответственным за погром в редакции “Вестей”, а при помощи связей Филюка (его отец – судья КСУ), у экс-прокуроров с репутацией людей, игнорирующих закон, вообще появилась возможность стать адвокатами.

Другие “адвокаты” до сих пор имеют лицензии и являются законниками, несмотря на их вполне неоднозначное реноме на должности прокуроров. Тогда они не только неуважительно вели себя с адвокатами и подозреваемыми, но и, как мы писали, зарабатывали на них. 

К примеру, Александр Болдин, который с  2016 по 2019 годы работал на должности начальника отдела следственного управления ГВП, до того не имея ничего за душой. Но уже в 2017 году на его супругу был зарегистрирован автомобиль Volkswagen Jetta. А к концу службы, в 2019 году, Болдин совершенно неожиданно обзавелся полноценной “трешкой” в Киеве. Бывший замглавы ГВП  Сергей Долгополов тоже вступил на должность с имуществом в виде комнаты в 20 м² и машиноместа в столице. На имя Долгополова в 2015 году в декларации также записаны 4 иномарки. А уже через год в его собственности появляется квартира в столице и, в лучших прокурорских традициях, элитный Infiniti Q50, этот автомобиль прокурор удачно приобрел за 9,8 тыс. долларов, при рыночной стоимости в 20 тысяч. 

Получается, что прокуроры, которые незаконно задерживали невинных людей исключительно для “картинки” и дополнительного заработка, давили на подозреваемых и их адвокатов, участвовали в коррупционных схемах и махинациях, сейчас на свободе и чувствуют себя отлично. Впрочем, налоговики говорят, что не успокоятся, пока Матиос и компания не будут наказаны, поэтому они будут делать все, чтобы добиться правосудия. 

“Все, что они сделали, это все считается незаконным. Все доказательства, которые якобы были собраны, они считаются недопустимыми… Пока Матиос не сядет на нары, пока они не пройдут тот путь, который я сам прошел, я не успокоюсь”, – говорит Станислав Денисюк.

источник просмотров:   комментариев: 0