Как Путин превращает материк Европа в архипелаг враждебных друг к другу островов

Мы должны ответить на простой вопрос — учитывая то, что произошло 70 или 80, а то и 100 лет назад: мы готовы перечеркнуть свое будущее или нет. Если да — то да. Если нет — то нет. Возможно, я обостряю, но ситуация такова: или разрушаем будущее Украины и Польши, либо нет. Ибо, если разорвем отношения, даже на уровне эмоциональном, а к тому идет, то нам не выстоять в одиночку.

Топом последних дней стал скандал, актуализированный министром иностранных дел Польши Витольдом Ващиковским во время его внезапного визита во Львов и после, когда он будто бы ни с того, ни с сего очень резко не только высказался относительно самих польско-украинских отношений, но и срежиссировал очень спектакулярный пируэт на пороге музея-мемориала жертв оккупационных режимов «Тюрьма на Лонского» во Львове — отказавшись его посетить, как завещал, так как на вопрос — действительно ли Польша оккупировала Западную Украину, или нет, директор музея Руслан Забилый ответил, что да — оккупировала. Просто какой-то провинциальный театр.

Не знаю, как для кого, а для меня срежиссированность этой мизансцены очевидна. И действительно очень провинциальна. Не буду долго рассуждать, что она связана с личной политической карьерой господина министра, потому актуальной правительство РП может быть распущено, и поэтому придется искать иные политические роли, а роль патриота сегодня в Польше наиболее конвертабельна. Убежден, что господин министр, как человек разумный, не совсем верит в то, что сам провозглашает. Но в политике, как в политике ...

Это по текущему моменту. Но есть еще и предыстория этого скандала. А она, опустив длинную преамбулу, сводится к двум знаковым моментам. Сначала провинциальные польские патриоты разрушили могилу на кладбище — повторяю — на кладбище в селе Грушовичах, Подкарпатского воеводства. При бездействии официальных властей. При том, что всем было ясно, что дело далеко не уровня уездных компетенций. Ответом стал запрет проведения любых эксгумаций польских военных и гражданских захоронений на территории Украины.

После этого сани понесло вниз.

7 ноября. Сначала заявления Ващиковского. Затем угрозы или реальное объявление инициатора запрета эксгумаций Владимира Вятровича персоной нон-грата. Недавно пришла такая же новость и по Святославу Шеремету. Они становятся звездами украинской политики. Не Петр Порошенко или Павел Климкин! :)

В тему: Легальные лотереи: все пропало или есть надежда?

7 ноября. Глава МИД Польши Витольд Ващиковский не рекомендует президенту Анджею Дуде осуществлять визит в Украину.

8 ноября. До Киева наконец дошло, что что-то не так. И наконец президент Украины Петр Порошенко инициирует проведение чрезвычайного заседания консультационного комитета президентов Украины и Польши.

9 ноября. Тем не менее сани летят дальше. Польский Сейм принимает законопроект правящей партии «Право и справедливость» (PiS) о создании «Института солидарности и мужества», целью которого является «противодействие неправдивой информации о последствиях исторической политики».

10 ноября. Заместитель министра иностранных дел Польши Бартош Цихоцкий заявляет, что решения, которые сегодня принимает Украина, ставят под сомнение стратегическое партнерство между странами.

В тему: Как понравиться парню? 10 фотосекретов от Томирис Абылайхан

Конечно, вся эта эскалация вербального ухудшения польско-украинских отношений, а на самом деле отношений между определенным образом деградирующих, в смысле обустройства этих самых отношений, польской и украинской политических элит, к знаковой для поляков дате 11 ноября — дня провозглашения независимости Польши, будущих местных выборов в Польше, карьерных хлопот министра Ващиковского, на фоне неуклюжести украинских партнеров, пренебрежения украинской стороной важности отношений с Польшей. Много и пространно могу об этом писать и говорить. Но это преходяще. Переживем и эту бурю в стакане.

Мы должны ответить на простой вопрос — учитывая то, что произошло 70 или 80, а то и 100 лет назад: мы готовы перечеркнуть свое будущее или нет. Если да — то да. Если нет — то нет. Возможно, я обостряю. Однако ситуация такова. Так или разрушаем будущее Украины и Польши, либо нет. Ибо, если разорвем отношения, даже на уровне эмоциональном, а к тому идет, то нам не выстоять в одиночку.

Потому что как по мне, то еще есть шанс остановить парад провинциальных деклараций своих патриотизмов и не продолжать этот театр абсурда.

Ну и не даем провокаторам с обеих сторон нагнетать напряженность и доводить ситуацию до точки невозврата.

В тему: Херсонські депутати планують віддати гейзер на межі з Кримом співробітниці уряду Росії

Будьте внимательны.

Однако в этом тексте я хотел бы обратить внимание на вещь более существенную.

То, что полезные идиоты с обеих сторон не будут давать нам жить — понятно. То, что они по максимуму мобилизуют патриотический ресурс, и учитывая польский/украинский «патриотизм» в своем пароксизме аж дрожат в предвкушении уничтожения/сожжения шансов Украины/Польши к развитию их настоящей независимости — для меня понятно. Не ведают, что творят.

Я о другом. Я хотел бы обратить внимание вменяемой публики на то, как блестяще с помощью полезных идиотов и молчаливой публики Путин совершает операцию преобразования материка Европа в архипелаг изолированных, враждебно настроенных по отношению друг к другу островов.

В тему: Херсонські депутати планують віддати гейзер на межі з Кримом співробітниці уряду Росії

Для Путина в Европе главной задачей является противодействие европейской консолидации в любых ее проявлениях. Главным объектом его контрдействиям, конечно, является ЕС. Поэтому он всеми возможными силами противодействует консолидации ЕС. А для этого он сталкивает интересы ее членов. Сталкивает разными способами. И жемчужиной его успеха является, конечно, выход Великобритании из ЕС. Был ли он главным игроком в этом фиаско европейского проекта? Конечно, нет. Он только стимулировал полезных идиотов. Ласково, незаметно, подзуживая их британскому патриотизму и интересам. Одним словом — как котик.

Для Путина важно разъединить страны ЕС, вбить между ними клин. Технология разобщения может быть разной. Однако почти всегда она базируется на местном патриотизме/национализме. И когда страна впадает в национальный эгоизм (патриотизм/национализм), ее мягко и ненавязчиво изолируют. Страна становится страной-изгоем.

Можем рассмотреть несколько спектакулярных примеров.

Великобритания. Брексит вывел одного из самых перспективных противовесов немецкой доминации ФРГ в европейском проекте из самого проекта. При обстоятельствах определенной политико-экономической диспропорции франко-германского ядра ЕС в пользу Германии это превратило этот проект в значительной степени в проект немецкий. Конечно, здесь много упрощений — но для такой короткой статьи это необходимо. Выход Великобритании из ЕС не только охладил дипломатические отношения Великобритании со странами ЕС, но и привел к определенной дипломатической, и не только, изоляции Великобритании. Она не только вышла из проекта ЕС, но и изолировалась от него. Или ее изолировали. Кто получил бонус от этой печальной истории? Сами знаете ... Так Великобритания подтвердила свой статус острова, вокруг которого холодные воды Немецкого и Ирландского моря.

Венгрия. Путин сделал все, чтобы поддержать националистические тренды в Венгрии. Это совпало с карьерными планами венгерского президента Виктора Орбана. Однако националистический шабаш для внутреннего пользования (выборы) вырвался за пределы Венгрии. Венгрия традиционно была в латентном конфликте с Румынией и Словакией, где действительно есть огромные венгерские автохтонные меньшинства. Для отношений этих стран это, так сказать, рутина. Но Венгрия в националистическом угаре набросилась и на Украину. А есть еще претензии на Воеводину — а это напряженность с Сербией. А еще вопрос Бургерлянду — а это уже Австрия. А еще скандалы с сирийские беглецами и реакция на это Германии и т. д. И таким образом Венгрия оказалась в кольце, скажем так, сдержанных по отношению к ней стран. Единственный дружище Владимир Владимирович ... Так Венгрия превратилась в остров, окруженный со всех сторон не слишком благосклонными к ней странами ...

Польша. Наиболее самоубийственным шагом для Польши всегда было ухудшение отношений с главным экономическим партнером Польши — Германией. Польша, как это ни прискорбно кому-то слышать, полностью зависит от этого сотрудничества. Тем не менее, в последние годы польские власти предпринимает шаги, которые с удивлением воспринимаются в Берлине. Более того — в Польше набирает популярность отношение к европейскому проекту как к чужому, немецкому. За последние годы резко ухудшились отношения Польши и Литвы — в Литве есть значительное польское меньшинство, которым эффективно манипулирует не столько Варшава, сколько Москва. С Беларусью Польша побила горшки давно — здесь тоже актуален вопрос значительного польского меньшинства. Ну и наша Украина — здесь проблем с меньшинством нет. Поэтому начинаем эксгумировать трупы и политизировать историю. Ну и объявлять друг друга персонами нон-грата. Хотя Владимир Владимирович, конечно, нынешней власти Польши не приятель, но ... Так Польша превращается в остров, окруженный со всех сторон не слишком благосклонными и даже враждебными по отношению к ней странами.

Украина. Конечно, мы не являемся страной ЕС. Но нас интересует именно Украина. Она сегодня является о-о-очень важным элементом построения европейского проекта. Итак, на востоке мы имеем Россию — с ней все понятно. На севере — Беларусь — заморозок. Молдова — полузаморозок: президент — верный путиноид, остальной политикум малопонятен. Румыния дернулась, как и Венгрия, в вопросе Закона об образовании, однако так получается, что кто-то дал команду «стоять» — вот и имеем неопределенность, что уже хорошо. Венгрия в состоянии антиукраинской истерии. Более того — блокирует наши инициативы в аспекте европейской интеграции. Словакия — заморозок. Ну и Польша — сегодня главная задача Путина не допустить ни одного украинского-польского союза. А для этого все положено — и Волынь 1943, и Акция Висла 1947 и УПА, и АК, и Бандера, и Дмовский, и миллион украинцев-гастарбайтеров в Польше, и разрушение могил с обеих сторон границы, и взаимное нон-грата. А тут еще и сербский МИД набросился на нашего пола в Сербии — но это дело логичное, Сербия никогда не питала любви к Украине. Так Украина незаметно и мягко погружается в кольцо дипломатической и политической изоляции. И это в ситуации войны. Вот, наконец, и всполошился президент Порошенко ... Но Путин делает свое — главное вбить клин и не дать возможности создать в центре Европы хочешь какой-то противовес своему реваншизму.

Можем и дальше продолжать приводить примеры. Но, думаю, и этого достаточно. Страшный ли Путин все это делает? Отнюдь. Это делаем мы все в своей недальновидности. Однако стратегическим получателем выгоды он нашей коллективной глупости является именно он — жуткий профессор Мориарти нашего времени — ВВП.

Да, Путин блестяще воплощает римскую максиму — divide et impera — «Разделяй и властвуй». Но мы сами во всей нашей мелочности ему помогаем.

Вот и думайте — хотим ли мы противостоять его агрессии, или нет? Если да, то почему поступаем как обычные дураки? Почему за несущественным, преходящим и мелочным не хотим видеть действительно существенное, стратегическое? Потому что такое впечатление, что для своей глупости, запущенных обид, мелких карьерных интересиков мы готовы сжечь и Украину, и Польшу, и Венгрию, и половину мира.

argumentua.com

источник просмотров:   комментариев: 0