Заочно осужденного Браудера слегка декриминализировали

В 2,7 млрд рублей оценивается размер хищений, выявленных при строительстве нового следственного изолятора в Петербурге. Это — без малого четвертая часть от выделенных на объект 12 млрд. В махинациях принимали участие все: офицеры ФСИН, генеральные и субподрядчики, «решалы» и посредники. Подробности строительства Крестов-2 расследуются в ходе нескольких уголовных дел о хищениях, мошенничестве, коррупции и даже убийстве.


Последним из арестованных на данный момент является глава компании «Петроинвест» Руслан Хамхоков. Отставной генерал-лейтенант подозревается в даче взяток на 350 млн рублей бывшему замначальника УФСИН Сергею Мойсеенко. Показания на Хамхокова дал недавний партнер по Крестам-2, глава ГСК Виктор Кудрин,  к которому – хотя бы в теории – схема откатов легко приложима.

Арестовали Хамхокова в Колпинском суде за закрытыми дверями. Следователь Матолыгин объяснил кулуарность угрозами, которые якобы получают свидетели по делу о даче взятки 350 млн. Их как минимум двое – подчиненная арестанта, главбух «Петроинвеста» Галиулина, и его недавний партнер, основатель Генеральной строительной корпорации Виктор Кудрин.
Строить Кресты-2 начали в 2007 году. Одновременно должность замначальника УФСИН Петербурга и области получил Сергей Мойсеенко. В 2009-м на него замкнули все капстроительство управления. Соответственно, он стал ключевым куратором стройки Крестов-2. Через несколько месяцев, в марте 2010-го, Мойсеенко будто бы поставил условие Хамхокову о передаче 10 процентов от каждого перечисления денег на счет «Петроинвеста». В обмен полковник вроде как обещал подписывать справки по форме КС-2 и КС-3. Хамхоков якобы согласился и до августа 2015 года исправно платил. Деньги, по версии следствия, передавались через нынешнего директора ГСК Игоря Ткаченко (в то время он возглавлял службу безопасности компании) и собственно Кудрина.


На стройке «Крестов-2» генподрядчиком выступает ГСК. Все деньги УФСИН перевело именно ей. «Петроинвест» взял функции генерального субподрядчика, деньги он получал от ГСК. По договору, «Петроинвест» обязался выполнить ориентировочно 50 % от всего проектного объема, ему полагалось 5,9 млрд рублей.

Руслану Хамхокову 63 года. Генерал-лейтенант в отставке. Заслуженный строитель России, отличник Спецстроя. Обладатель серебряной медали «За укрепление уголовно-исполнительной системы» за строительство серии объектов ФСИН. Тонкости субгенподряда Хамхоков имел возможность оценить еще раньше. В 2002-2004 годах он возглавлял Северо-Западное управление Спецстроя. Оно, в частности, выступало генеральным субподрядчиком строительства Константиновского дворца. Тогда управление Спецстроя было военной структурой, и нынешний костяк «Петроинвеста» – выходцы из военного строительства, в том числе давшая на шефа показания главбух Галиулина.

Хамхоков вину не признал. Его сторона считает подозрения наветом и связывает дело с активностью генерала, который задолго до возбуждения дела писал жалобы на Мойсеенко и Кудрина. По данным «Фонтанки», упоминались в письмах и схемы, по которым принимались невыполненные работы.

Виктор Кудрин от уголовной ответственности за посредничество в даче взятки освобожден и продолжает оставаться под домашним арестом по двум эпизодам хищений на общую сумму 100 млн рублей. Судя по всему, Следственный комитет не станет озадачиваться вопросом, а брались ли откаты с перечисленных на счет ГСК денег. Во всяком случае, на данный момент коррупционная история Крестов-2 такая: Мойсеенко требует проценты с субгенподрядчика, которому переводит средства генподрядчик, а на долю генподрядчика видов не имеет.
В 2016 году, вероятно, Сергей Мойсеенко был если не отодвинут от кураторства, то самостоятельность потерял. УФСИН публично стало заявлять о нечистой схеме приемки работ и подало два иска о взыскании 2,7 млрд рублей. По первому иску суд отказал со следующей формулировкой:

«Доводы о необоснованном включении сумм [в акты] отклоняются, поскольку у истца была возможность установить данное обстоятельство, затребовав соответствующие документы при подписании КС-2 и КС-3, – указано в решении. – Заказчик, принявший работу без проверки, лишается права ссылаться на недостатки работы, которые могли быть установлены при обычном способе ее приемки (явные недостатки)».

Если следовать логике СК, явные недостатки в работе ГСК должен был увидеть именно Сергей Мойсеенко, но почему-то их не видел и принимал работу без проверки.

Заседание по второму иску назначено на 5 октября.

В отношении Мойсеенко возбуждено дело по статье 290 УК «Получение взятки». Он находится под стражей в качестве обвиняемого в убийстве своего подчиненного – главы отдела технадзора и эксплуатации объектов строительства УФСИН Николая Чернова, застреленного в марте 2017 года на почве длительного служебного конфликта с Мойсеенко. Чернов фиксировал финансовые и коррупционные нарушения на Крестах-2.


В настоящее время на столе у премьера Дмитрия Медведева лежит обращение директора ФСИН Геннадия Корниенко, который просит уволить своего зама Олега Коршунова.  Он курирует капстроительство в целом по стране и Кресты-2 – в частности. Считается, что Мойсеенко больше отчитывался перед Коршуновым, чем перед начальникомУФСИН Петербурга и области Игорем Потапенко. Просьба снять Коршунова совпала с экспертизой, назначенной для оценки объема недоделок на Крестах-2. Окончательную цифру не добравшихся до стройки денег специалисты обещают вывести к октябрю

Как ранее сообщало агентство «Руспрес», покровителем Олега Коршунова считается министр финансов Антон Силуанов — они однокурсники по Финансовому университету. В 2015 году Коршунов проходил проверку в рамках уголовного дела о хищении средств при ремонте СИЗО в Можайске. Обвинение ему не предъявлялось.

источник просмотров:   комментариев: 0